ЭмО
Эмо
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

ЭмО > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
в 17 лет серьезность не к лицу... ARINArom 05:37:03
 
­­

В 17 лет серьёзность не к лицу,
И как-то вечером оставьте свои полные бокалы,
И шумные кафе и свет слепящих люстр
Под липами пора гулять настала.

Июньскими ночами так дышится легко
И всё вокруг безумно так красиво.
Гул города доносится, ведь он недалеко
Приносит ветер запах виноградников и пива.

Июнь, 17 лет, и кругом голова,
Шампанское туманит ваши речи..
И вы мечтаете, и на губах у вас
Горячий поцелуй, как бабочка трепещет.

В плену робинзонад душа томится
И тут, под фонарем, напротив вас
Одна мадемуазель садится
И для себя решив, что вы наивны,
Она отводит взгляд от вас картинно,
Чтобы потом уйти...
А на губах у вас не распустившись, вянет каватина.
Она над вашими сонетами хохочет,
Друзья вас бросили, вам плохо одному.
Она письмом вас осчастливить хочет...

В тот вечер вы в кафе, где свет слепящих люстр,
И перед вами полные бокалы.
В 17 лет серьёзность не к лицу -
Под липами пора гулять настала...
вторник, 14 августа 2018 г.
Баббель расскажет Babbel Bandet 20:20:50

зоны эхо, ты мой демон.

помню в школе ко всяким праздникам плакаты и газеты всегда делала классная руководительница (она никого не просила, просто сама делала). а потом жаловалась что наш класс ниxyя не делает.
так как я в классе была ЕДИНСТВЕННАЯ, увлекающаяся рисованием (но я до сих пор не умею даже хоть как-то рисовать) - естественно одноклассники предложили меня. мне ткнули в лицо и сказали "делай газету ко Дню Святого Валентина. сделай всё как посчитаешь нужным, главное чтобы красиво". а я не хотела на самом деле ничего им рисовать. но меня заставили.
и так как у меня своё понятие красоты, и то, что мне сказали "делай как считаешь нужным" - я сделала. ватман, залитый кислотными оттенками красного и розового, с трэшовыми вычурными рисунками парочек. и текстик небольшой про историю этого дня.
мне такую предъяву классная руководительница потом выдвинула (а одноклассникам понравилось), сказала что "что это такое? такое даже вешать стыдно!". но повесить пришлось, потому что все ждали газету от нашего класса. мне на следующей день нашептали, что классуха эту газету аж порвала и выбросила - даже на хранение, как обычно делается, не оставила.

ну бл9ть что она хотела от такого человека как я, который НЕ ХОТЕЛ делать газету и которому сказали делать так, как посчитает нужным?
в итоге классная руководительница меня послала и продолжила делать газеты сама.
и поделом.


Категории: Babbel tells
20:21:03 Babbel Bandet
не первый раз в жизни сталкиваюсь с таким, на самом деле. когда говорят что "делай что хочешь, главное чтобы тема была соблюдена", а потом выебываются что я сделала не так как они хотели. но тема же соблюдена, блять! что вам не нравится?
эврибади лав ми white dеmon 16:33:55

вишня

­­
Так забавно наблюдать за тем, как любовь меняет людей.

Вот есть на работе два коллеги, всегда были такими вечно недовольными, острыми на язык, хлебом не корми - дай позубоскалить. Частенько с ними кусались, ибо не терплю в свою сторону необъяснимую агрессию, да и вообще всегда заступаюсь за слабых.
А сейчас что?
Оба нашли себе девушек и..расцвели. Нет больше пустых ссор и глупой ругани, лишь классные шутейки, улыбки и желание творить. Каждому просто нужно найти кого-то, кто полюбит его таким, какой он есть. Такая простая истина, а ее до сих пор так упорно отрицают.

Музыка LP - Suspicion
Категории: Головные мюсли;
показать предыдущие комментарии (57)
19:23:19 white dеmon
Тогда это не бухич, а культурное наебенивание
19:47:01 JustACheshire
Даже звучит лучше. Я согласен
20:23:36 white dеmon
Вот и порешали
20:38:53 JustACheshire
Приезжай терь :3
... non grаta. 08:08:19
Вроде еще стоит жара, но уже не такая, как раньше. Нет духоты, солнце просто греет, но в тени уже прохладно, ветер понемногу прокрадывается с запада. Лето кончается, за ним приходит зима. А осень? А осень никогда не запоминается. Наверное потому, что осенью не происходит ничего примечательного. Это время отдыха от жары и ожидания морозов. Осенью все однообразно.
Не хочу зиму. Не хочу холод. Не хочу одеваться в тяжелую одежду, не хочу гололед. Зимой не погуляешь долго на холоде, не посидишь ночью на улице. Эта зима обещает быть холоднее, чем когда либо раньше. Тепла все меньше и меньше, даже страшно немного. Ничего. Все рано или поздно должно догореть. Холод задует эту свечу и все замрет, зависнет во времени, в мгновении, навсегда запечатлев собой этот миг. Миг, когда все закончилось.
понедельник, 13 августа 2018 г.
самое интересное The girl of Kenny 23:16:15
­­ ­­ ­­


Внезапно город накрыло грозой, и вот я сижу в своей квартирке на последнем этаже и слушаю как капли стучат по крыше.
Город на скалах у моря, мне кажется мы с ним друзья. Здесь все улицы под наклоном, и даже не нужно ходить в спортзал чтобы были красивые ноги. здесь такие разные ветра - местные жители знают их по именам - то Бора срывает крыши и на улицах протягивают канаты, чтобы люди могли держаться.. то Либеччо несёт песок из Сахары и на следующий день все горожане дружно моют машины от этого песка.
Здесь пахнет как в детстве в Ялте. Здесь хочется просыпаться и смотреть с балкона на рассвет.. И здесь все просто терпеть не могут чаек, потому что на рассвете они орут так, будто под окнами кого-то убивают. Похлеще мартовских котов. первую неделю, с непривычки, я вскакивала с кровати, а теперь мне иногда спросонья начинает казаться, что я понимаю о чём они галдят...
Здесь Можно гулять по широкой набережной вдоль моря, смотреть как волны качают пришвартованные яхты и лодочки.. Можно дойти до края огромного пирса и там не будет никого и можно сидеть и смотреть на море свесив ноги..
В этом городе будто собрались все вещи которые я люблю. Здесь даже есть маленький металлургический комбинат. Иногда, Ветер дует с его стороны, и вдруг пахнет детством, другой жизнью, далеким прошлым.. счастьем. И я лежу на кровати с открытым окном и воспоминания обнимают меня, будто пытаясь утешить и убаюкать...

Но больше всего в этом портовом городе мне нравится купаться ночью, на диких пляжах возле границы.
Если смотреть в сторону берега, то видишь как огни окон, нагромождаясь друг на дружку, поднимаются вдоль склона окутанного дымкой, и в темноте кажется будто дома стоят прямо на облаках. А если повернуться к берегу спиной, то справа огни очерчивают изгиб берега, отражаясь в воде. Монотонные белые вспышки это маяк, он сигнализирует безопасный для прохода сектор. А ровная цепочка красных огоньков - плотина, которая защищает город от высоких волн. Слева застыли беспорядочные огни, это корабли. В основном нефтяные танкеры и прочие торговые суда, которые ждут разрешения для входа в порт, но среди них есть очень яркие огни. Это рыболовные суда ловят сардину. Глупые рыбки плывут на свет прожекторов, словно бабочки в огонь. Такие прожектора здесь называют лампарами.
А если лечь на спину, вокруг настолько темно, что в небе можно увидеть даже мерцающее облако млечного пути. И вот лежишь на воде будто в невесомости, наедине со вселенной и моментально забываешь где ты и даже кто ты... А если провести рукой, то прямо в воде, вслед за твоим движением, загораются и спустя секунду гаснут крохотные огоньки. Это волшебство, а может биолюминесцентный планктон, точно сказать не могу.
- Но самое интересное можно увидеть если нырнуть в тёмную воду и открыть глаза.
- И что там?
- Ничего. Но такое глубокое и далёкое ничего... Ты даже себе не представляешь...

показать предыдущие комментарии (2)
20:20:47 The girl of Kenny
Привет, Андрей) Ну почему же прошлого века? Вполне себе сегодняшний Триест) В воскресенье вот хотела пойти на концерт на рассвете, его здесь каждый год проводят на краю пирса, пианино... Но в 4 утра ветер дул так, что выйдя на балкон только и слышно было как вокруг что-то хлопает, падает...
еще...
Привет, Андрей)
Ну почему же прошлого века? Вполне себе сегодняшний Триест) В воскресенье вот хотела пойти на концерт на рассвете, его здесь каждый год проводят на краю пирса, пианино... Но в 4 утра ветер дул так, что выйдя на балкон только и слышно было как вокруг что-то хлопает, падает, разбивается... Решила отсидется дома. Вот, теперь жалею)
20:21:38 The girl of Kenny
Семья? Мама. Ну, по очень личным причинам. Можешь себе прикинуть, каким.
05:06:38 Ан ня
Привет, Юля! Так на фото, судя по машинам и одежде, 50-ые годы)) Тут как раз недавно писали, что в Одессе с пирса смыло туриста из украинской глубинки. И писали, что его два дня ищут. Что хотя на пирсе и не написано, что в шторм нельзя подходить к пирсу, одесситы это знают, но многие жители сёл...
еще...
Привет, Юля!
Ну почему же прошлого века?
Так на фото, судя по машинам и одежде, 50-ые годы))
В воскресенье вот хотела пойти на концерт на рассвете, его здесь каждый год проводят на краю пирса, пианино... Но в 4 утра ветер дул так, что выйдя на балкон только и слышно было как вокруг что-то хлопает, падает, разбивается... Решила отсидется дома. Вот, теперь жалею)
Тут как раз недавно писали, что в Одессе с пирса смыло туриста из украинской глубинки. И писали, что его два дня ищут. Что хотя на пирсе и не написано, что в шторм нельзя подходить к пирсу, одесситы это знают, но многие жители сёл, приехавшие на отдых, наоборот пытаются подойти как можно ближе, и их часто смывает в море. Я бы добавил, что не только сёл. Киевляне тоже лезут на пирс. А волна может ударить внезапно и одновременно сверху, снизу, в лицо и в спину. Как ей это удаётся, не знаю. Но факт)
Семья? Мама. Ну, по очень личным причинам. Можешь себе прикинуть, каким.
У тебя же в паспорте наверное написано место рождения. Ты бы могла наверное жить в Ялте?
05:08:35 Ан ня
А в Триест надолго? Ты там сама?
Пару дней назад я случайно встретила тебя, Мика. Мой милый раздолбай... Вечно твоя. Бордовая Краска. 13:47:40
Пару дней назад я случайно встретила тебя, Мика. Мой милый раздолбай каким же ты стал красавчиком. Я всегда подозревала, что твоя красота будет ослепляющей в купе с твоим обоянием, но чтоб настолько.
Я шла вечером после работы и увидела тебя на остановке, я сразу тебя узнала. Высокий, видный, худой, с проницательными глазами на красивом лице.
Старый календарь аon 12:58:32

­­


Хорошо было бы в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки. И нет тоски, и ты внемлишь этой атмосфере не в утешение своей тоски. Просто в этом месте так приятно ждать. Последний крюк впившийся в тебя оборвется с приходом того, чего ты ожидаешь.

Пусть будет ожидание. Ожидание гостя издалека. Не гостя, но провожатого. Багажа у тебя нет, есть только ты, хороший добротный плащ и мягкая крепкая обувь. В такой одежде и в стужу ты чувствуешь себя уютно как в одеяле.
В помещении прохладно, почти холодно. В нем красивый слабый запах чего-то прекрасного, о чем ты давно позабыла.
Позади тебя оглушительная суета. Такое ощущение будто бы ты незаметно выскользнула из огромного запертого решетками зала, в котором раз за разом разгорались драки, безумие и крики.
Тебя там знали и ты была вовлечена, но в один день тебя не стало для них, а их не стало для тебя. Все твои вещи там, в зале. Ты выскользнула в неприметной серой одежде и она сейчас на тебе - это все, что осталось. За тобой тихо, но крепко закрылась стальная дверь открывшаяся всего на мгновение, открывшаяся ровно настолько, насколько ей нужно было открыться, чтобы твое тело могло в нее проскользнуть. Ты будто долго болела, ощущала сильные боли, а затем все прошло. И всё это вокруг - как момент угасания этой боли.

В этом месте ты прячешься. Прячешься потому что не доверяешь себе. И недоверие это как недоверие к человеку, который имея на столе свежие фрукты и прочую добротную благую пищу бежал бы к мусорной яме в поиках чего-нибудь поживиться.

­­


Хорошо было бы: стук в дверь, выйдя из домика величиной в одну просторную комнату ощутить холод окружившего тебя бездонного обширного пространства. Сумерки.
Тебе вручают легкий фонарь и сообщают о том, что путь очень далек. Сначала пешком, затем на какой-то диковинной карете, затем снова пешком до станции, а затем многие многие вечера на поезде. Старинном поезде среди таких же как ты: молчаливых, сбежавших, участливых, но не навязчивых. Все они - крайне интересные собеседники, но это не важно. Ни для кого не важно в этом месте.
Долгая дорога. Настолько, что в поезде образуется свой небольшой быт. Есть остановки.
А затем неопределенность. Что-то любопытное, но не лишающее тебя спокойствия.

Время не угнетает тебя и ты осознаешь себя как осознаешь камень на дороге или стакан на столе. Ты не ждешь от себя ничего из того, что тебе не по силам. Ты поступаешь просто и правильно, нет ничего лишнего. Всего столько сколько необходимо и все уместно.
Дорога не позволяет ничему липнуть к тебе, ничто не успевает утвердиться, ничто не хватает тебя за руки и не тянет на себя - не успевает...

Этого хорошо было бы ждать в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки.
Где просто приятно ждать.


18:39:44 аon
Не с кем сравнивать. И незачем изводить себя требовательным взлядом.
суббота, 11 августа 2018 г.
Связь со мной Вика Штильберг 
https://m.vk.com/id4­02250616
https://mobile.face­book.com/profile.php­?ref_component=mbasi­c_home_header&ref_pa­ge=%2Fwap%2Fhome.php­&refid=7&_rdr
Пара 29-летних американцев — Джей... Natsuo.Vatashi. 05:10:14
Пара 29-летних американцев — Джей Остин и Лорен Гехеган. Чуть больше года назад они бросили работу и отправились в кругосветное путешествие на велосипедах, ведя об этом блог Simply Cycling, — чтобы «насладиться свободой, увидеть потрясающие места и встретить прекрасных людей».

Остин писал, что главное откровение этого путешествия — что люди в целом очень добры и отзывчивы. «Если читать газеты, то складывается ощущение, что мир — огромное жуткое место, а людям нельзя доверять. Якобы люди плохие, люди — зло, — писал Остин. — Я на это не ведусь. Зло — это концепция, которую мы придумали, чтобы объяснить себе, почему другие люди и их ценности так отличаются от наших. В общем и целом люди добры. Да, иногда зациклены на себе, порой ограниченны, но добры, щедры и прекрасны».

В Таджикистане Остин и Гехеган примкнули к небольшой группе велосипедистов, ехавшей по высокогорному Памирскому тракту. Неподалеку от поселка Дангара к юго-востоку от Душанбе их заметили несколько человек, проезжавших мимо в автомобиле, напали на них и убили. Путешествие американцев продлилось 369 дней.
­­
Тихо снежинки падают... кружатся и ложатся... Знаю, ты любишь зиму... Айми Сарри 03:53:38
Тихо снежинки падают... кружатся и ложатся...
Знаю, ты любишь зиму, любишь в снегу валяться.
Любишь смеяться звонко, и рисовать тоже любишь...
Вроде простая девчонка... только красивей, глубже.
Пусть не поймут иные, те, кто поверхностно судит.
Ты отражаешься сказкой в каждых глазах, что любят.
Ты отражаешься снегом, вся в миллиардах искринок,
Ты остаёшься светом в каждой душе любимой.
Тихо снежинки падают... Ты их губами ловишь.
Ты - моя яркая радуга... Ветер, что не остановишь.
Вроде тиха и печальна... чуть романтична, задумчива...
Но наяву отчаянна, неустрашима, влюбчива.
Веришь безмерно, искренне... за справедливость горою.
Рядом с тобой бесхитростно... ласково рядом с тобою.
Волны тепла и света , даришь надежду, что нужен...
Ты - снежинка средь лета... Жаркий костёр средь стужи.
Тихо снежинки падают... Снег - чистота и безгрешность...
И ты стоишь зачарованно, задумчиво глядя сквозь вечность.
Сто граммов нежности и триста двадцать пять И семь десятых граммов... Айми Сарри 03:28:25
Сто граммов нежности и триста двадцать пять
И семь десятых граммов доброты.
Решила в магазин зайти опять
С прозрачной вывеской "Разбитые мечты".
- Сегодня обслужить Вас не смогу.
Весы сломались, потерялись разновесы.
- А приблизительно? - Нет, на глазок я не хочу.
Ведь так недолго пересыпать нежность.
А доброту в таком количестве подавно!
Когда бы триста, я б ещё могла,
Но семь десятых!... Это, верно, главно?
Получится навряд ли, я уже стара.
- Как жаль! Ведь магазинчик был любимый,
Я ласку каждый день у Вас брала.
- Не огорчайтесь! Вот платок красивый
Вам в утешение из мыслей серебра.
- Спасибо! - и к двери, но обернулась:
- А как же мне без нежности прожить?
- Платок поможет, - и хозяйка улыбнулась:
- Он тёплый очень, Вашу нежность сохранит.


ЭмО > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
На сколько хорошо ты знаешь Селену...
Аватарки с Гаарой ^^
читай в дневниках:
Мне надо тебя забыть,Постораться те...
Тест: про токов"КЕМ ТЫ БУДЕШЬ ДЛЯ...
Тест: Что скажут Токио Хотел когда ...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх